«Правозащитные темы всегда нас интересовали». Интервью с самиздатом «Батенька, да вы трансформер»

 

В марте 2018 года самиздат «Батенька, да вы трансформер» запустил онлайн-радио «Глаголев FM». За два года в рамках «Глаголев FM» было запущено более 30 подкастов, в том числе отмеченные премиями «Просветитель.Digital»: «Искусство для пацанчиков» и «Остарбайтеры».

Долгое время над подкастами «Глаголев FM» работало всего два человека — главный редактор Евгений Бабушкин и звукорежиссёр Федя Балашов. Позднее к команде присоединились продюсер, smm-специалист и арт-директор, но этого было недостаточно, чтобы уделять должное внимание всем подкастам.

Поэтому спустя два года команда «Глаголев FM» присоединилась к самиздату «Батенька, да вы трансформер» в качестве отдела подкастов. Большая часть подкастов была закрыта, некоторые, как «Искусство для пацанчиков», стали независимыми проектами. Таким образом, новый отдел сосредоточился на создании одного нового подкаста — «Темной материи».

К осени 2020 года было запущено еще два нарративных подкаста: «Бежать» — о беженцах в современном мире, и «Внутри секты» — о вере людей в не подтвержденные современной наукой вещи.

Мы решили узнать у «Батеньки», помогла ли им реструктуризация, почему они выбирают такие темы для своих новых проектов и как будут развиваться их подкасты в будущем. На наши вопросы отвечали: издатель «Батеньки» — Алёна Белякова, главный редактор подкаст-отдела — Евгений Бабушкин, авторы подкастов «Бежать» и «Внутри секты» — Семён Шешенин и Лена Чеснокова.

У «Глаголев FM»  выходило три десятка подкастов. Сейчас вы выпускаете только три проекта. Как изменилась ваша работа?

Алёна Белякова, издатель: Подкастов было слишком много, они развивались неравномерно, и мы приняли решение сконцентрироваться на одном новом — «Тёмной материи».

«Внутри секты» и «Бежать» — проекты поменьше, в первом случае речь пока идёт только об одном сезоне, а во втором — продолжения не будет, так как это законченная история. Такой подход экономит силы, позволяет не распыляться и сфокусироваться на развитии конкретных проектов.

Расскажите про подкаст «Бежать». Как вы искали героев? Сколько ушло времени на работу?

Алёна: Этот проект мы делаем совместно с Агентством ООН по делам беженцев, они предоставляли финансовую и продюсерскую поддержку — помогали искать героев и экспертов для подкаста, а также предоставляли необходимые статистические данные.

С момента старта работ до момента публикации трейлера прошло три с лишним месяца, и это кому-то может показаться быстрым стартом, хотя мы рассчитывали запуститься раньше. Это как раз связано с тем, что продюсирование подобных записей отнимает много времени.

Например, в первом эпизоде мы рассказываем историю четырех братьев, хотя изначально у нас был контакт только одного из них. В процессе работы стало понятно, что побеседовать нужно со всеми, до кого получится достучаться (один из четырех братьев погиб, поэтому в эпизоде — интервью с тремя из них). Некоторые герои отказывались разговаривать, некоторые — не подходили для придуманной рамки пятисерийного подкаста.

А почему была выбрана именно тема беженцев?

Алёна: Правозащитные темы всегда нас интересовали, мы пишем лонгриды, выстроенные вокруг подобных событий, а наш подкаст «Остарбайтеры» стал дебютом в аудио-формате. Для нас аудио — тот же способ рассказывать истории.

Подкаст концентрируется на личных историях беженцев. Почему был выбран такой ракурс?

Семён Шешенин, автор и ведущий подкаста «Бежать»: Чаще всего мы видим беженцев в двух качествах: вот он плачет у своего дома в руинах и вот он плачет в палатке или на скамейке на вокзале. Я хотел разломать образ беженца как такого несчастного неграмотного голодного человека, заведомо опасного и чуждого, заведомо жертвы обстоятельств.

История Анмара — материал, который не нужно докручивать и дожимать слезу, чтобы вы ощутили с этим человеком внутреннюю связь (Анмар — один из четырех братьев, которым посвящен первый эпизод. — Прим. ред.). Сирийцы в Ногинске — такие же люди как Анмар, просто побежавшие, очевидно, в неправильном направлении, и эта мысль для меня лично ломает разнообразные стереотипы о беженцах как паразитах.

Беженцы такие же люди, как мы. Они хотят быть поближе к своим, не любят уходить далеко от дома и страшно по нему скучают. В Европе для беженцев с Ближнего Востока вообще-то мёдом не намазано, во многих исламских странах уровень жизни сегодня не сильно отличается, а иногда и сильно превосходит уровень жизни в какой-нибудь Восточной Европе.

Анмар бежал в Германию без особых намерений возвращаться и заплатил довольно высокую цену — он живёт без родных и знакомых, без родного языка, карьеры, имени, привычек, единоверцев привычной культуры вокруг.

Анмар для меня — это такой персонаж, который своей историей затрагивает все правильные и честные вопросы о том, что такое — бежать? Третий эпизод рассказывает о том, что было бы с Анмаром, если б он бежал в Россию, как братья. Четвертый — что бы было, если б у него была семья. А пятый — о том, что Анмар, как ни странно, представитель меньшинства. Весь полумиллиардный Евросоюз в себя принял меньше беженцев, чем одна Турция или одна Колумбия.

В этом подкасте активно используется фоновая музыка. Можете рассказать, насколько для вас важно музыкальное оформление проектов?

Евгений Бабушкин, редактор подкаста «Бежать»: Звукорежиссёр — это не просто файлики почикать, а полноценный соавтор подкаста. Так мы считали на «Глаголев FM» и по-прежнему считаем так.

Хороший подкаст —  это прежде всего музыкальное произведение: ритм, темп, паузы, интонации. И они не менее важны, чем материал подкаста. Правильно расставленные звуковые акценты могут полностью поменять смысл истории.

В подкасте «Бежать» мы специально отказались от любой сентиментальности или этничности в музыке. Выбранный трек подчеркивает, что это эпос про жизненный выбор человека, а не частные истории отдельных беженцев.

Третий выпуск подкаста, который посвящен беженцам в России, у вас в группе «Вконтакте» вызвал негативную реакцию пользователей. Как вам кажется, с чем это связано?

Алёна Белякова: Мы несколько лет работаем в сфере медиа и сталкиваемся с разной реакцией читателей и слушателей на то, что мы делаем. Дискуссия — лучше, чем её отсутствие. Мы с большим вниманием читаем все комментарии и понимаем, что мнения бывают разными. Единственное исключение — прямые оскорбления, ксенофобские и расистские высказывания, которые мы удаляем, а пользователей — баним.

 

Для нас очень важно привлечь внимание слушателей к проблеме беженцев, при этом хотелось бы выстроить комфортную зону для обсуждения. Негативная реакция, о которой вы говорите, была направлена скорей на вопрос беженцев, чем на сам подкаст.

Другой ваш подкаст, «Внутри секты» — это эксклюзив для платформы «Яндекс.Музыка». Можете рассказать, как и почему именно он стал эксклюзивом?

Алёна: Нам давно хотелось поработать с Яндекс.Музыкой, поэтому мы пришли к Илье Карпухину (продюсеру подкастов «Яндекс.Музыки». — Прим.ред.) сразу с несколькими предложениями.

«Внутри секты» — это одна из старейших рубрик на «Батеньке», посвященная теме человеческих сообществ. Когда мы говорим «Внутри секты», мы имеем в виду не (только) религиозные культы, а комьюнити, которые образуются вокруг разных событий и явлений. Мы писали про «заочниц», девушек, ждущих возвращения своих возлюбленных с мест не столь отдаленных, про «женские тренинги», на которых учат дышать маткой, и многое другое. Благодаря Лене Чесноковой эта рубрика обрела новое звучание в этом году, с которым можно познакомиться как раз в подкасте «Внутри секты».

 

Почему вы захотели сделать подкаст о людях, которые верят в не подтвержденные наукой явления?

Лена Чеснокова, автор подкаста «Внутри секты»: Меня давно занимал вопрос, почему люди с высшими образованиями и критическим мышлением верят в астрологию, делают расклады на таро и платят десятки тысяч рублей за курсы тета-хилинга. Поэтому когда я думала, на каких сообществах мне было бы интереснее всего сфокусироваться, выбор пал на эзотерику.

И я не прогадала: мы еще не закончили работу над сезоном, но я уверена, что мы нащупали какой-то очень важный пласт социальных проблем и трансформаций. Если коротко — кажется, наука как институт сейчас переживает мощный кризис, который в России совпадает с общим невысоким уровнем жизни, ригидной сферой здравоохранения и социальной политикой, через которую государство транслирует, что каждый сам за себя.

Планируете ли вы делать другие эксклюзивы для Яндекса или других ресурсов?

Алёна Белякова: Честно говоря, мы в полном восторге от отклика слушателей — они предлагают новые темы, героев, сами хотят участвовать в записи подкаста и очень ждут новые эпизоды, поэтому мы рассчитываем сделать второй сезон «Внутри секты».

А поскольку в запасе у нас есть еще несколько других идей, вполне возможно, что мы их реализуем именно с «Яндекс.Музыкой».

В ваших подкастах вы часто не рассказываете о запуске новых проектов и не делаете кросс-промо даже внутри вашего продакшена. Почему вы выбрали такой более закрытый подход?

Алёна: Никакого закрытого подхода нет — мы учимся всему вместе с рынком.

В последнем эпизоде «Внутри секты» мы рассказывали про «Тёмную материю», а в подкасте «Тёмная материя» вышел спецвыпуск с Леной Чесноковой, где они вместе с Женей рассуждают на тему границы нормы и вообще разговаривают про «нормальность» героев. В «Тёмной материи» ожидается еще несколько кросс-промо, в том числе подкаста «Бежать», так что следите за новыми выпусками.

Почему подкасты важны для самиздата? Какие у вас планы по развитию подкастов?

Алёна: Мы будем дальше развивать «Тёмную материю», и, возможно, появятся новые флагманские подкасты. Продолжаем заниматься производством подкастов для разных брендов, а также подкастами-спецпроектами, которые представляют из себя законченные истории (например, «Остарбайтеры», и ещё один такой вы услышите в начале 2021 года).

В центре Москвы у нас есть своя студия звукозаписи, про которую скоро расскажем, а ещё мы поддерживаем подкастеров в запуске их собственных проектов — помогаем с записью и монтажом. В общем, планов много, про них мы будем рассказывать уже в декабре.

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: